inopde

inopde: выдумка


Служил у него один знакомый в ОМОНе, как-то раз зимой готовились они
брать кого-то там с поличным при передаче денег. Процедура передачи
должна была состояться в лесополосе за городом, работали по наводке,
место знали и позиции заняли заранее. Переговоры велись, есс-но по
рации, у дороги лежал (в белом маскхалате, присыпаный снежком) номер 4.
Уже ночь, проверка связи – всё нормально. Слышат, едет машина, но не в
лес по дороге заворачивает, а останавливается на основной дороге. Через
некоторое время раздаётся дикий женский крик, хлопает дверь и машина
резко срывается с места. Командир группы начинает вызывать 4-го, но тот
молчит. Только через несколько минут 4 выходит на связь, говорит что всё
нормально…
Уже после операции 4-й рассказал, что лежит он у дороги, тут напротив
него останавливается машина, из неё вылазит шикарная тёлка в норковой
шубе и пристраивается справить нужду прямо у него над головой. Ну он ей
и сказал:
- Девушка, а вы не могли бы пересесть?
Вот тут тот самый крик и раздался…

Они ссорились: Она плакала в подушку, он разбивал кулаки об стену. Они мирились: Она таяла в его объятиях, а он понимал, что она, черт возьми, идеальная.

Майор Тараканов, инженер первой эскадрильи, которого все звали по
отчеству - Борисыч - был очень зол.
Ведь предупреждал всех, говорил - 1-го апреля будет учебная тревога, у
кого-то день смеха, а у нас - день проверки. Из штаба армии будут
проверять. Что бы все были готовы! Так нет - то там прокол, то здесь
замечание - и все у 1-й эскадрильи!
Поэтому сразу после отбоя тревоги, злой Тараканов собрал всех технарей у
себя в кабинете для разбора полетов.
Сев за свой рабочий стол и сделав паузу, инженер начал свою
обвинительную речь:
- Ну, как же так, предупреждали, говорили… Ну, что ж такое?… Первая
эскадрилья, она во всем должна быть первой! И не с конца первой!.. А
некоторым на это полностью насрать! Вот ты, Весько… Выходи сюда на
середину…
Поясни всем, почему проверяющий нашел у тебя в тревожном чемодане
гондоны?.. Ты что, проверяющего хотел трахнуть или на аэродроме
публичный дом открыть?! Ну, мы все тебя внимательно слушаем…
И пошла порка по полной программе…
Где-то на третьем провинившемся Тараканов стал замечать, что все,
выходящие «на ковер», ведут себя, в общем-то, одинаково странно: глупо
улыбаются, глаза стараются не поднимать и, получив свое, с просиявшим
лицом садятся на место. И это когда их дерут!
Да и все остальнын технари сидели с радостными лицами, как будто в
ожидании начала пьянки. А какая пьянка, когда ебуки со всех сторон?!!
И когда очередной попавшийся, услышав крик «Выговор! », с довольной
улыбкой пошел на место, Тараканов взорвался:
- Да что за херня такая?! Бля! Что вы ржете все сегодня как кони?!
Чем вызвал всеобщий неприкрытый наглый смех. И первый заместитель,
сквозь смех, показал на что-то за таракановской спиной…
К этой акции готовились заранее. Со склада ГСМ с громоотвода украли
табличку. Принесли ее в эскадрилью. А 1-го апреля, во время тревоги,
когда в открытом кабинете инженера сидел только химнаблюдатель, сняли со
стены табличку «Инженер 1-й эскадрильи м-р Тараканов В.Б.», которая
висела за спиной Борисыча, и прикрутили вместо нее свою.
И теперь, повернувшись посмотреть что там у него за спиной, Тараканов
увидел вместо своей фамилии череп с перекрещенными костями и надпись под
ним:

ОПАСНО!
ВО ВРЕМЯ ГРОЗЫ НЕ ПОДХОДИТЬ БЛИЖЕ 10-ТИ МЕТРОВ!

После этого Борисыч повернулся ко всем, махнул рукой и, уже засмеявшись,
сказал:
- Да ну вас в жопу, придурки!…

В.Х.

[1..3]


Папки